Львиная доля

В истории фразеологии нередки случаи, когда поиски автора пословицы или поговорки уводят в итоге в гущу народа. Помните басню Крылова «Лев на ловле»? Собака, Волк, Лиса и Лев сообща охотились на оленя. Наконец, пришло время дележа. Лев не особенно церемонился со своими сообщниками:

Вот эта часть моя По договору;
Вот эта мне, как Льву, принадлежит без спору;
Вот эта мне за то, что всех сильнее я;
А к этой чуть из вас лишь лапу кто протянет,
Тот с места жив не встанет.

Это и называется львиной долей. Сейчас мы употребляем выражение львиная доля в значении «большая и лучшая часть чего-нибудь». Выходит, и это выражение родилось под пером русского баснописца?Оказывается, не совсем так. Русская литература знает и другие басни на ту же тему – это басни В Тредиаковского, А.Сумарокова и И.Хемницера. В них, правда, действуют другие животные, напимер, в басне В.Тредиаковского «Лев, Телица, Коза и Овца».

По «составу исполнителей» ближе всего к басне Крылова басня «Лев на облаві» замечательного украинского баснописца Леонида Глебова. Правда, в отличие от «героев» крыловского произведения Лев, Лиса, Волк и Собака делят между собой не оленя, а козу. Но исход дележа – тот же:

… І каже Лев: — Я зараз поділю;
Глядіть, щоб не було ніякого тут спору,
Бо перекору не терплю!
Беру я першу четвертину, —
По уговору – се моя;
І другу теж собі кладу частину,
Бо хто між вами дужчий? – Я!
І третю слід мені… Не мовте ні словечка:
Я – Лев, а не плоха овечка!
Четверту ж хто торкне або нюхне,
Той знатиме, як дратувать мене!..

Заглянув в словари, мі найдем віражение львиная доля во многих языках: английское the lion’s share, немецкое Lowenteil, итальянское la parte del leone и др. Французам оно известно по басне их соотечественника Ж.Лафонтена «Телка, Коза и Овца в содружестве со Львом». Она-то и была переведена на русский язык В.Тредиаковским и творчески переработана И.Крыловым.

Но и Лафонтен не был автором этой басни. Ее сюжет стал популярным еще в средневековой Европе, когда в школах одними из первых хрестоматий по античной литературе стали латинские сборники басен «Ромул» и «Аноним», автором которых был баснописец Федр (I в.н.э.). В басне Федра всего два действующих лица – Лев и Осел. После охоты Лев разделил добычу на три части и все три взял себе.

— Постой, удивился длинноухий. – Взял бы ты себе две доли, было бы понятно: так сказать, за работу по совместительству. Одну – как участник охоты, другую – как царь зверей. Но третью-то за что?- Quia nominor leo, — кратко и безапелляционно ответствовал Лев. – «Ибо я называюсь Лев»

Ответ Льва тоже стал поговоркой, но она употребляется исключительно по-латыни.Римский баснописец, однако, тоже не является автором этой басни. Он лишь по-своему пересказал греческую басню Эзопа, автора басен о животных, впервые собранных примерно около III в. до н.э. Но и легендарный Эзоп, вероятно, не был первым сочинителем басни. От арабов можно услышать древнюю восточную притчу о Льве, Шакале и Лисице, смысл которой в том, что лев всегда получает львиную долю. В течение веков менялся «состав исполнителей», уменьшалось и увеличивалось их число. Но смысл басни, «сгущенной» в выражении львиная доля, остался неизменным. Автором этого, как и многих других выражений, оказался народ.