Прыгает ли стрекоза?

Прыгает ли стрекоза? Каждый, кому приходилось наблюдать этих изящных насекомых с прозрачными крыльями, уверенно ответит: «Конечно, нет!».

А вот летают стрекозы действительно хорошо. Они могут в воздухе молниеносно, резко тормозить или, остановившись, застывать на оном месте. Не случайно в стихотворении «Комета» А.Блок называл первые эскадрильи аэропланов «стадами стальных стрекоз». Блоковское сравнение привилось: в современном языке «стрекозой» называют вертолеты.

Несмотря на высокие «летные качества», мы все же называем стрекозу попрыгуньей. Откуда это название? Всем нам с детства знакома басня И.А.Крылова «Стрекоза и Муравей».Попрыгунья СтрекозаЛето красное пропела…То, что стрекоза «поет», не удивительно: она ведь поэтому и названа стрекозой, что при полете «стрекочет» своими крылышками. Но почему она у Крылова стала попрыгуньей?

Может быть, русский баснописец перепутал ее с каким-либо другим насекомым?Мы, действительно, недалеки от истины. Это ошибка, но ошибка сознательная. И.А.Крылов, создавая русскую басню, использовал древний сюжет, который кочевал из одной страны в другую, прежде чем попасть в Россию. И в греческом, и в латинском тексте, и в басне Лафонтена постоянными действующими лицами являются муравей и… цикада, или кузнечик (французское la cigale). А уж последний – отличный прыгун.

Почему же русский баснописец превратил кузнечика в стрекозу?Как предполагает Р.А.Будагов, И.А.Крылов хотел противопоставить мужское трудолюбие муравья женскому легкомыслию стрекозы. Поэтому ему важно было подобрать слово именно женского рода. Он мог бы, Конечно, оставить и заморскую цикаду – она ведь и в русском языке представительница «легкомысленного» пола, но тогда басня утратила бы народный колорит, на что Крылов не мог пойти в эпоху, когда русский литературный язык делал первые шаги на пути сближения с народной речью.

Правда, для выбора стрекозы во времена Крылова могла быть и другая объективная причина. По свидетельству писателя Дм.Кобякова, в разговорном языке XVIII – начала XIX века слово стрекоза могло означать и «насекомое вообще». И.А.Крылов, точно знавший живую речь, мог употребить это слово в таком смысле.

Крылатое крыловское выражение оказалось живучим. Впоследствии попрыгуньей-стрекозой или просто попрыгуньей стали называть легкомысленную и ветреную особу. Именно такой была героиня рассказа А.П.Чехова «Попрыгунья». Вот что значит метко сказанное слово.

Стрекоза, став тематическим ядром русского устойчивого выражения, все-же осталась каким-то одиночным словом-характеристикой. В других фразеологических оборотах мы ее, пожалуй, не встретим. Это и понятно: цикада – тварь заморская, диковинная. Вот и выражения с нею индивидуальны.